Что ждет топливный рынок после продажи Лисичанского НПЗ

Наиболее приближенный к нефтедобывающему региону Каспия украинский Лисичанский НПЗ ни разу не смог выйти на свою полную годовую проектную мощность, зато предприятие уже в третий раз за 15 лет меняет своих владельцев — вслед за пришедшими на завод в 2003-2012 годах российскими ТНК ВР и «Роснефтью», ныне предприятие готовы купить нефтетрейдеры из Израиля

Что ждет топливный рынок после продажи Лисичанского НПЗ

26 декабря украинские власти после целого года согласований одобрили намерение инвесторов из Израиля и Швейцарии купить у российской "Роснефти" самое восточное предприятие украинской переработки — Лисичанский НПЗ. 

Российские владельцы остановили завод в 2012 году, и с тех пор используют его исключительно как приграничную нефтебазу. Во время работы завод считался самым молодым предприятием украинской переработки нефти, и имел возможность выпуска дизтоплива стандарта Евро 5 и бензинов Евро 4. 

Несмотря на это, пришедший еще во времена гендиректора Юрия Бойко предыдущий российский инвестор, ТНК ВР, существенно сократил установленные мощности завода: он сократил способность переработки нефти с более чем 10 млн тонн до 7 млн тонн. 

  • Швейцарцы купят украинскую сеть заправок «Роснефти»

Мощность просела из-за среза на лом линии производства дизтоплива, который необходим для производства лисичанского полипропилена, сырье для изготовления которого начало ввозится из РФ. Вместе с ведущим отечественным производителем толуола и бензола, Кременчугским НПЗ, Лисичанский НПЗ занимает прочные позиции в украинской нефтехимии. На рынке полипропилена завод разделяет монопольное положение вместе с калушским комбинатом "Карпатнефтехим" российской компании "Лукойл Нефтехим". 

Кто купит и за сколько

По данным АМКУ, Лисичанский НПЗ компании "Линик" контролируют офшоры Rosneft Management Company Ltd и Fargrade Ltd, Кипр, более 50% акций которых намерена приобрести швейцарская Glusco Energy. 

Ее инвестором выступает израильский нефтетрейдер Нисан Моисеев. Свою известность на украинском рынке трейдер получил благодаря покупке в 2015 году крупной сети АЗС "Роснефть Украина" и ребрендингом более 110 украинских заправок в сеть Proton Energy. 

В минувшем году, в условиях гибридного эмбарго на экспорт в Украину нефтепродуктов российского производства, компании группы Proton/Glusco смоли развернуть на украинском рынке масштабный импорт нефтепродуктов из Туркменистана и Израиля, который прошел через терминалы портов Южный и Херсон и достигал 0,4 млн тонн. 

Объем импорта из указанных направлений на протяжении текущего года сократился после кадровых изменений на украинских портовых терминалах. Российский владелец нефтепродуктового терминала в Южном, корпорация "Трансбункер", переписала свою собственность на предприятие из Сингапура, а новый глава Минтопэнерго Украины Игорь Насалык, сменил руководство государственного терминала в Херсоне. 

  • В Мариупольском порту построят контейнерный терминал

По всей видимости, эти административные обстоятельства повлияли на выработку новой стратегии компанией Glusco. После нынешней заявки АМКУ, компания решила не только импортировать продукты переработки нефти, но и самостоятельно завозить это сырье на собственный НПЗ. 

Что ждет топливный рынок после продажи Лисичанского НПЗ

Изначально, заявив в конце 2015 года антимонопольным инстанциям Украины намерение купить у российских владельцев розничную сеть "Роснефть Украина", швейцарская компания не давала прессе никаких оснований предполагать, что ей под силу такой тяжеловесный актив, как Лисичанский НПЗ. "Роснефть" в своем годовом отчете-2014 заявила владельцам своих еврооблигаций, что рассматривает остановленный двумя годами ранее Лисичанский НПЗ как допущенную в ходе поглощения ТНК ВР потерю в активах на сумму $235 млн. Вероятно, швейцарской Glusco Energy придется покупать НПЗ у "Роснефти" на сумму, которая будет соответствовать этой стоимости. 

Какие варианты 

В случае, если у лидера компании Нисана Моисеева обнаружатся дилерские или иные полномочия от "Роснефти" для работы в нынешний очень сложный период украино-российской торговли, тогда российская компания без сможет найти схему закрытия столь дорогостоящей сделки. 

Например, более 50% активов НПЗ, то есть около $118 млн., могут быть переданы швейцарской Glusco Energy в счет погашения долга за импортные нефтепродукты, которые в 2013-2015 годы поставлялись на сеть АЗС "Роснефть Украина" еще до того, как сеть заправок продали новому владельцу. В таком случае, инвесторы будут продолжать управлять Лисичанским НПЗ вместе по старой стратегии. А именно, полностью глушить завоз сырой нефти и ее переработку на предприятии, и использовать НПЗ только как большую нефтебазу, которая очень удобно расположена недалеко от границы с РФ, и с линией разграничения боевых действий на юго-восточном Донбассе. 

В противном случае, сделка станет сложной: если во время подготовки к покупке "Линика" у компании Glusco Energy не обаружиться соглашения о партнерстве с "Роснефтью" или дилерских полномочий от продавца Лисичанского НПЗ. В такой ситуации швейцарской компании придется искать кредитное обеспечение покупки второго по мощности украинского НПЗ на кредитных рынках Израиля или Швейцарии. 

  • Как скажется на Украине готовность ОРЕС заморозить добычу нефти

Нефтяной рынок Израиля чрезвычайно монополизирован местными крупными конкурентами Glusco Energy, и пока не сообщалось о том, что израильские банки решаться прокредитовать на крупную сумму молодого нефтетрейдера. Куда более вероятно получение компаниями Нисана Моисеева кредита в швейцарских банках. После недавнего вхождения в состав миноритарных акционеров "Роснефти" гигантского швейцарского трейдера Glencore.

Где акционер "Роснефти", а где Лисичанск

У Glencore к Лисичанску старый корпоративный интерес — с конца прошлого века швейцарская корпорация, которая тогда еще носила другое имя, имела глубокие и затяжные судебные споры с Украиной из-за Лисичанского НПЗ. 
Причиной споров было то, что тогдашние украинские власти из-за стремления продать завод российским инвесторам демонстративно игнорировали обязательства приватизируемого предприятия перед связанным с Glencore украино-швейцарским СП "Лисойл". Это СП, кроме схем снабжения нефтью с Казахстана и российского Поволжья, построило на НПЗ в Лисичанске новые лабораторные и административные здания. В результате спора с Glencore по этим долгам, Украина пережила первые в своей современной истории аресты зарубежного имущества государства: дело доходило до кораблей и самолетов. 

Швейцарский торговый гигант, в свою очередь, тогда тоже понес ощутимые потери из-за судебного скандала с Лисичанским НПЗ. Он на долгое время утратил возможность использовать завод как площадку экспансии в транзите на мировые рынки нефти, вывозимой с регионов Северного Каспия. Это место заняли другие трейдеры, и убытки от этого до сих пор не посчитали.

Как бы не развивалась далее интрига с приходом Glencore в состав акционеров "Роснефти", эта покупка акций способна оказать существенное влияние на приобретение Лисичанского НПЗ намного более мелким трейдером Glusco Energy. Один швейцарский трейдер сможет покупать нефть у второго. В целом, Glencore ежегодно продает более 120 млн тонн нефти, из которых 16 млн тонн составляют обязательства "Роснефти", проплаченные швейцарцами наперед, то есть, гарантированные. 

Швейцарский гигант, уже в статуе акционера "Роснефти", сможет направлять этот ресурс в любом нужном ему географическом направлении. Как новый акционер российской нефтедобывающей компании, самая большая в мире специализированная нефтяная торговая компания сможет без труда обходить и гибридные торговые эмбарго в отношении Украины, и другие ограничительные меры. Вопрос в том, какую роль в этой игре будут играть менее крупные швейцарские владельцы нефтепереработки в Лисичанске.  

Не молодостью, а логистикой

Если события вокруг покупки Лисичанского НПЗ пойдут не по дилерскому варианту, а по "внутришвейцарскому", перед Glusco Energy могут возникнуть весьма сложные задачи логистики самостоятельного, а не партнерского снабжения предприятия нефтью. 

Дело в том, что статус самого молодого украинского НПЗ по возрасту — это уже давно вторичный момент, раз уже завод простаивает несколько лет подряд. Сегодня, основой инвестиционной привлекательности этого предприятия состоит в его логистическом статусе. Это самый восточный украинский завод-переработчик нефти. То есть он ближе всех к источникам азиатского сырья или нефтяным полуфабрикатам, которые после недорогой доработки, продаются как бензин различных марок.

Российские инвесторы (сначала ТНК ВР, а затем "Роснефть") потому-то и интересовались нашим рынком — чтобы заблокировать выход в Украину азиатских экспортеров. Прежде всего, Китая, который к 2013-2014 годам сосредоточили в своих руках более 45% всей добычи нефти в Казахстане. Вывозить нефть в КНР с западной части Казахстана невыгодно. И китайские инвесторы с каждым годом все напористей ищут коммерчески эффективные пути выхода своего казахстанского сырья на рынки Европы. 

  • Когда Трамп приведет в Украину нефтяников

Лисичанский НПЗ расположен ближе всех к нефтяному рынку этой среднеазиатской страны и других государств Каспия. Принимать азиатскую нефть в цистернах из этого региона мировой нефтедобычи Лисичанску гораздо более выгодно, чем всем остальным украинским НПЗ. Не работающие с 2010-2013 годов приморские НПЗ в Одессе и Херсоне расположены намного дальше от Казахстана и Каспия, чем такой же остановленный НПЗ в Лисичанске. 

При оптимальной смене инвесторов, у Лисичанска больше шансов возродить загрузку мощностей НПЗ с железной дороги, чем у остальных его украинских заводов-конкурентов. Снабжение других заводов требует универсальных транспортных маршрутов и слишком сложной комбинированной логистики. Условно ее можно назвать схемой "трубопровод-танкер-цистерны". 

Что ждет топливный рынок после продажи Лисичанского НПЗ

Так, например, работают владельцы Кременчугского НПЗ из группы Игоря Коломойского, которые принимают танкеры с Закавказья в Одессе, и далее везут нефть железной дорогой в Кременчуг. Такая затратная логистика компенсируется схемами замещения поставок, и считается вполне выгодной. 

С 2014 года до 99% ежегодного украинского импорта нефти приходится на Казахстан, еще 1% дала Румыния. Компании Казахстана танкерами и прямыми поставками по железной дороге ныне снабжают сырьем Кременчугский НПЗ и государственный Шебелинский ГПЗ. Для заполнения всех своих мощностей, этим предприятиям не хватает ресурса собственной украинской добычи нефти. 

Где же возьмет сырье еще один, Лисичанский НПЗ, если он все-таки выйдет из орбиты "Роснефти", а новые владельцы поставят задачу выхода хотя бы на половину мощности до 3-3,7 млн тонн в год?  

Ответ на этот вопрос могут дать только новые владельцы предприятия. Пока что, перед "Лиником" в случае кардинальной, а не формальной смены собственников, стоит вполне прочная и долгосрочная перспектива — перейти с рынка железнодорожного снабжения на рынок "большой" трубопроводной нефти. Иначе, приобретение завода не окупится.

Перспективы Лисичанского

Исходит такая перспектива из того, что Лисичанск является единственным в Украине центром переработки нефти, который имеет не один-два, а целых три входящих магистральных нефтепровода. Поэтому, предприятие на будущее может планировать соответственно большую широту ценового выбора. 

Как и подавляющее большинство других украинских нефтепроводов, идущие в Лисичанск трубопроводные маршруты пока что находятся в нерабочем состоянии из-за выкачки технологической нефти, которая была произведена украинскими властями на заре военного конфликта. Это, и, идущий на "Линик", пустующий трубопровод Самара-Суходольская-Великоцк, и законсервированный еще в 2000-е годы Кременчуг-Лисичанск-Великоцк, и "изюминка" логистики предприятия (проходящий через зону проведения АТО, и "выходящий" из страны) — трубопровод Самара-Лисичанск-Тихорецк-Грозный. 

  • Чем грозит российское дизельное эмбарго армии и водителям

Без особых усилий, эта полуразрушенная войной магистраль может быть восстановлена, и заработать в обратном, реверсном режиме — на импорт в Украину нефти с южного направления. Война, по сути, все эти планы блокирует. И дает фору тем, кто пытается на какое-то время остановить такой неминуемый ход событий. 

Перспективность этой линии поставок нефти на Лисичанск определяется тем, что линия Лисичанск-Тихорецк соединена с единственным в РФ частным магистральным нефтепроводом КТК, Тенгиз-Тихорецк-Новороссийск. 

"Каспийский Трубопроводный Консорциум", КТК, ежегодно оперирует экспортом в 60 млн тонн нефти, которые до 2018 года вырастут до 64 млн тонн. Падение мировых цен на нефть и обострение ценовой конкуренции за внешние рынки все чаще заставляет акционеров КТК задумываться над строительством второй нитки, и выхода на мощность в 74-80 млн тонн. 

Большинство акций КТК принадлежит казахстанскому госхолдингу Samruk, американским Chevron Inc. и Eхxon Mobil Inc., а также компаниям Италии и Султаната Оман, остальными акциями владеет российская государственная монополия "Транснефть". Украинская часть нефтепровода Лисичанск-Тихорецк в конце минувшего века имела установленную проектную мощность в 15 млн тонн в год, а по факту — до 12 млн тонн.

Что ждет топливный рынок после продажи Лисичанского НПЗ

В случае восстановления этого трубопровода и его реверса, консорциум КТК сможет достичь двух целей. Во-первых, с лихвой перекрыть потребности украинского рынка, и всех существующих украинских НПЗ. К примеру, в 2015 году Украина зависела от импорта нефтепродуктов на 70-75%, лидируя во всей Европе по этому негативному и яркому показателю. За год на импорт нефтепродуктов ежегодно тратится более $3,5 млрд, чего достаточно для того чтобы строить по два новых больших НПЗ в год, была бы только нефть и работающая логистика торговли со странами Каспия. 

  • Украинские АЗС нашли замену белорусскому топливу

Во-вторых, нефть КТК с выходом на Восток Украины сможет обеспечить Казахстану рост экспорта нефти за счет прямого пути в Европу через украинскую трубопроводную сеть, минуя порт Новороссийск. Терминалы этого порта не резиновые, и вряд ли они осилят отправку больше 77-80 млн тонн нефти в год. В то время как Казахстан, не будучи членом ОПЕК, не обременен обязательствами сдерживать добычу, которую давно планирует нарастить ее до 120 млн тонн в год и более. Трубопровод в Китай и трубопровод КТК для этой континентальной страны являются двумя выходами на мировой рынок нефти. Строительство новых трубопроводов из Казахстана пока не планируется. Словом, вряд ли в мире сейчас можно найти других таких же больших экспортеров нефти, которые в такой огромной мере изолированы от эффективного доступа к покупателям. 

В среднесрочной перспективе, у Казахстана есть только одна возможность выйти из этой изоляции — расширить ареал работы КТК за счет выхода на железнодорожное, а затем трубопроводные поставки в Украину. Это означает в первую очередь, начало снабжения расположенного на Востоке Украины Лисичанского НПЗ казахстанской нефтью, которая добывается компаниями Китая или акционерами КТК. 

Пока что, самым крупным украинским покупателем нефти сорта СРС Bland, экспортируемой КТК, является Кременчугский НПЗ, который намного дальше от Каспия чем Лисичанск. Вполне вероятно, что новые инвесторы Лисичанского НПЗ хорошо просчитали это обстоятельство. А также то, что они могут получить от "Роснефти" за блокирования такой перспективы, и то, что смогут получить за ее развитие от куда более мощных нефтекомпаний Поднебесной. У китайцев еще все впереди, потому что они только начинают работать с КТК, и добычей нефти в странах Центральной Азии. У многих остальных нефтекомпаний, все наоборот.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Украина промышленная
Adblock
detector