Обзоры 

История национализаций в Украине: какие уроки может вынести «Приват»


Сегодня, 08:50

Просмотров: …

Все случаи глубоко индивидуальны по причинам, целям и механизму, и далеко не каждая национализация является удачной

Процесс национализации в Украине законодательно так и не отрегулирован. Фото: zn.ua

В экономической теории считается, что национализация (полная или частичная) наряду с административным вмешательством является инструментом, с помощью которого государство рассчитывает повысить эффективность собственности.

Инструмент этот очень непростой, с высоким риском получения совсем не того результата, на который изначально рассчитывали. Поэтому в нынешних условиях он применяется главным образом как крайнее средство экономической политики.

Национализация может происходить в разных формах:

— самая жесткая из них – принудительная, которую часто называют конфискацией или реквизицией, при которой собственность могут отобрать безвозмездно;
— самая мягкая – добровольная, когда прежние собственники соглашаются передать свой актив в госсобственность в обмен на деньги или иные активы (как в случае с ПриватБанком).

В современной истории Украины не было случаев, когда бизнес у его собственника государство отбирало в принудительном порядке.

На практике (и не только в Украине) процесс национализации часто начинается с отмены судом результатов приватизационного конкурса из-за вскрывшихся процедурных и иных нарушений, с ввода (в банк) временной администрации.

В украинской современной истории пока не было случаев, когда бизнес у его собственника государство отбирало в принудительном порядке. Случай с тремя национализированными банками («Родовид», «Киев» и Укргазбанк) — не тот, в их капитал правительство заходило во время работы временной администрации как обычный инвестор.

Законодательные и судебные попытки национализации

В августе 2014 г. сразу два авторских коллектива парламентариев зарегистрировали в Раде одноименные законопроекты «О национализации» (№4505а и №4505а-1). До подачи этих документов термин «национализация» в украинском законодательстве отсутствовал, но он там так и не появился, т. к. оба законопроекта были отозваны в ноябре того же года без рассмотрения парламентом. Поэтому вопрос национализации у нас в стране так и остается неурегулированным, хотя во многих странах Запада признается право государства на национализацию. Это право подтверждено и в ряде резолюций Генеральной ассамблеи ООН.

В апреле 2015 г. Верховной Раде не хватило голосов для принятия закона о национализации в Украине имущества государства-агрессора и его резидентов, внесенный лидером Радикальной партии Олегом Ляшко. Как пояснил Юрий Луценко, тогдашний лидер фракции БПП, которая в большинстве своем не поддержала законопроект, он носит декларативный характер и не несет серьезных последствий для России.

Право государства на национализацию подтверждено в ряде резолюций Генеральной ассамблеи ООН.

В том же апреле депутаты от партии Ляшко и некоторые другие зарегистрировали два законопроекта, направленные на национализацию имущества торговых сетей АТБ и «Брусничка» за, якобы, сотрудничество с сепаратистами. Оба документа по сей день лежат без движения, т.к. большинство депутатов понимают их абсурдность.

Много месяцев тянется эпопея с попыткой принять законопроект (от появлялся уже в нескольких вариантах) о национализации средств коррупционеров до решения суда (также известный как закон о спецконфискации). Последняя по времени неудача – отказ Рады включить в повестку дня законопроект №5142, случившийся в начале декабря. Перед голосованием с критикой этого документа выступали представители «Батькивщины», которые утверждали, что эта норма может применяться к обычным людям, которые не смогут себя защитить, а также представители «Самопомощи», которые говорили, что нереформированная прокуратура не должна получать таких полномочий, а также что против Украины будет много исков в Европейский суд по правам человека.

Свой вклад в процесс национализации пытается внести и Генпрокуратура. Весной прошлого года она обратилась в суд с требованием отменить приватизацию госпакетов акций трехоблэнерго, но суд пока не поддержал это требование.

Национализация банков

В ходе финансового кризиса 2008-2009 гг. состояние многих украинских банков серьезно ухудшилось. Правительство тогдашнего премьера Юлии Тимошенко приняло решение национализировать три из них.

В капитал «Родовид банка» было влито 12,35 млрд грн, с ним еще долго мучились, но 26 февраля 2016 года банк был признан неплатежеспособным и передан в Фонд гарантирования вкладов, который начал его ликвидацию.

Укргазбанк был национализирован в 2009 г. С момента национализации в его капитал было внесено 9,3 млрд грн. Сейчас банк находится в довольно приличном состоянии. 25 июня 2015 г. к нему был присоединен неплатежеспособный банк «Киев». Прошлый год Укргазбанк закончил с прибылью в 260 млн грн. По результатам первого полугодия 2016 г. он вошел в пятерку крупнейших банков Украины по объему активов.

В целом государство потратило 25 млрд грн на спасение этих трех банков от банкротства.

Сейчас нет однозначного мнения о целесообразности таких затрат. Одни эксперты говорят, что тогда было важным сохранить доверие к банковской системе, и национализация помогла этому. И уже только потом увидели не только позитив, но и оборотную сторону медали: коррупцию и непрофессионализм менеджмента. Из-за этого так и не смог подняться «Родовид», а в Укргазбанк изначально был привлечен профессиональный менеджмент, что во многом определило успех.

«Родовид банк» спасали долго, но так от банкротства так и не защитили. Фото: malakava.if.ua

Нацбанк же в июне 2016 г. выпустил отчет, в котором говорится, что «решение о национализации трех банков во время кризиса 2008/2009 годов – пример неэффективных государственных решений в сфере работы с неплатежеспособными банками. Фискальные расходы на спасение банков в несколько раз превысили возможные убытки государства от своевременной ликвидации этих учреждений».

Кроме того, «банки с государственным капиталом являются источником существенных системных рисков для финансового сектора. За время своего функционирования они не сыграли роли локомотива экономического роста, а их деятельность часто была сфокусирована на кредитовании предприятий, находящихся в кругу бизнес-интересов некоторых политических деятелей. Расчет банков с государственным капиталом на помощь за счет бюджета создает проблему морального риска и не стимулирует к улучшению корпоративного управления и внедрения качественного риск-менеджмента.Как следствие, общая сумма расходов на докапитализацию государственных банков с 2008 по 2015 год превысила 74 млрд грн. В конце января 2016 г. правительствоопять докапитализировалоОщадбанк и Укрэксимбанк совокупно почти на 14,3 млрд грн», – отметили в НБУ.

Похоже, что власть не хочет наступать на старые грабли, поэтому во время брифинга 19 декабря министр финансов Александр Данилюк заявил, что в планы государства не входит владение значительной частью банковского сектора, поэтому планируется продажа ПриватБанка после того, как он будет полностью стабилизирован и начнет реализовывать стратегический план развития.

Национализация в промышленности

По большому счету, примеров национализации в промышленности на сегодня всего два. Первый удачный, второй – пока с непонятным исходом.

В начале свей каденции президент Виктор Ющенко выполнил предвыборное обещание о пересмотре итогов приватизации крупнейшего в стране меткомбината «Криворожсталь». Первым решением и правительства Юлии Тимошенко стал вопрос о деприватизации «Криворожстали». И если на первом конкурсе победитель заплатил за акции комбината 800 млн долларов, то на повторном – 4,8 млрд долларов.

«Криворожсталь» прошла деприватизацию. Фото: hvylya.net

После этого на несколько лет власть о комбинате практически забыла, но в июне 2013 г. два депутата-коммуниста зарегистрировали законопроект «О возвращении в госсобственность целостного имущественного комплекса ПАО «АрселорМиттал Кривой Рог». Практически в то же время Хозяйственный суд города Киева внезапно возобновил производство по поданному аж восемь лет назад иску к Фонду государственного имущества. Суть претензии — возврат комбината победителю первого приватизационного конкурса. Но эта активность депутатов и суда ни к чему не привела.

9 июня 2015 г., государство завершило процесс национализации Запорожского алюминиевого комбината, который был отсужен у российского холдинга «РусАл» Олега Дерипаски.Контрольный пакет, который составляет 68,01% от общего количества акций, зачислен на счет Фонда государственного имущества Украины. Это стало возможно после того, как 11 марта Верховный суд подтвердил законность требований о возвращении государству акций предприятия в связи с невыполнением инвестором своих обязательств. Судебная тяжба за предприятие длилась несколько последних лет, а приватизация комбината прошла в 2001 г.

Малая, но тоже национализация

Примеров «малой» национализации в стране также немного. Например, Львовский апелляционный административный суд 15 сентября 2016 г. принял решение в пользу Ивано-Франковскогооблсовета по делу о национализации пансионата «Гута», который принадлежал «Роснефти». Ранее Ивано-Франковский окружной административный суд принял решение в пользу «Роснефти», однако апелляционный отменил это решение и закрыл производство по делу. Ранее, 27 марта 2015 г.Ивано-Франковскийоблсовет проголосовал за то, чтобы пансионат «Гута» перешел в совместную собственность общин области и использовался как реабилитационный центр для участников войны на Донбассе.

25 мая 2014 г. Хозяйственный суд Киева вернул в госсобственность 135 га земли, на которой расположена бывшая резиденция Виктора Януковича «Межигорье». «Суд удовлетворил два иска об отмене распоряжений, признании недействительным государственных актов и истребовании земель резиденции в пользу государства», – сообщила прокуратураКиевской области.Суд установил, что территория была отчуждена решением Вышгородскойрайонной администрации, несмотря на то, что это земли рекреационного назначения, которые относятся к ведениюКабмина.

Словесная национализация

Еще относительно недавно за масштабную национализацию постоянно агитировали украинские коммунисты. После запрета этой партии тему неожиданно подхватил в июле 2014 г. тогдашний Днепропетровский губернатор Игорь Коломойский. Правда, он говорил только о национализации некоторых активов, «неправильно» приватизированных при президенте Януковиче. Его команда позже дополнила перечень активами, принадлежащими окружению бывшего президента или россиянам.

Через несколько месяцев разговоры о необходимости такой национализации стихли, а 18 декабря текущего года Игорь Коломойский сообщил, что он вынужден согласиться на национализацию ПриватБанка.

Related posts