Сельское хозяйство 

Когда и как Украина сможет полностью решить угольную проблему

Энергетическое «Киевское кольцо» должно уже в ближайшее время снизить зависимость страны от «прифронтового» антрацита. Это позволяет рассчитывать не только на экономические, но и на политические дивиденды

Когда и как Украина сможет полностью решить угольную проблему

Котировки акций энергетических компаний самого богатого украинца Рината Ахметова на европейских биржах с весны до середины лета сделали небывалый рывок. Большинство аналитиков увидели первую и главную причину роста в том, что власти приняли формулу закупочной цены импортного угля "по Ротердаму", что явно выгодно Ахметову. 

Второй причиной можно считаться принятое в конце июня решение ПАО "Укрзализныця" похоронить спорадически действовавшую с 2014 г. конвенцию о прекращении железнодорожного сообщения через линию разграничения боевых действий в отдельных районах Луганской и Донецкой области. 

Продвигаясь к возобновлению поставок угля из этих районов в интересах шахт и ТЭС компании ДТЭК, "Укрзализныця" с июля начала восстанавливать работу своего филиала "Донецкая железная дорога" в Лимане. В целом, по данным экспертов, энергохолдинг Ахметова в первом полугодии 2016 г. вывез со своих предприятий за линией огня 1,9 млн. т антрацита, что на 26%, или на 0,4 млн тонн больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Причина восстановления закупок угля у прописанных в Украине компаний, которые оперируют добычей по ту сторону линии фронта — это банальная нехватка времени. Ею сегодня пронизаны все интересы Киева в украино-российских отношениях. В части перевода на полноценные "военные рельсы" работы Минэнергоугля, время нужно, чтобы ведомство смогло завершить системные меры погашения весьма ощутимого энергетикой страны дефицита угля антрацитной марки. 

В краткосрочном, несистемном плане, дефицит антрацита перекрывается текущим импортом. Он идет в Украину из РФ и ЮАР, а в перспективе, может начаться и из Австралии. В долгосрочном плане у проблемы дефицита угля этой марки существует решение из трех уровней, на реализацию каждого из которых нужен разный временной резерв. 

Где конец антрацитного сговора

Самое технически сложное решение — это намерение властей форсировать предложенные в 2015 г. компаниями КНР и Польши проекты переоборудования ряда украинских ТЭС с потребления антрацита на уголь газовой группы. Дефицита угля этой марки на украинском рынке пока что нет, но он возможен в будущем, если активизируются работающие на этой марке угля ТЭС. 

В украинских условиях ключевые проекты перевода ТЭС с одной марки угля на другую требуют не менее года времени, еще полгода надо на подготовку и старт проектов. В некоторых других странах, где также идут военные конфликты, такие работы занимали всего по несколько месяцев. 

Второе, намного более простое решение антрацитного дефицита — планы правительства вывести на внутренний рынок страны мощности группы западно-украинских ТЭС Бурштынского энергоострова, которые находятся в орбите ДТЭК и "Западэнерго". 

Эти ТЭС специализируются на потреблении угля газовой группы, и работают на экспорт, тогда как большинство регионального потребления электроэнергии покрывается за счет двух западно-украинских АЭС, РАЭС и ХАЭС. Их мощности загружены от силы на 60%, и в этом кроется один из парадоксов украинской экономики: на Востоке страны есть дефицит антрацита для ТЭС, и этот дефицит принимает яркие политические очертания из-за проблемы шахт на неконтролируемых территориях. В то же время, на Западе и юго-востоке существует огромный профицит мощностей АЭС, электроэнергия которых дешевле энергии ТЭС. И этот простаивающий избыток, и разницу в цене электричества никто не замечает.

Удовлетворяя энергопотребление западно-украинского региона, где работают вовлеченные в орбиту ДТЭК экспортные электростанции, государственные АЭС, образно говоря, спонсируют экспортные амбиции группы компаний Ахметова. 

Спасительное "кольцо"

И с прекращением такого спонсирования связан третий, самый быстрый по времени уровень решения проблемы антрацитного дефицита — это увеличение мощности выдачи, поставки и распределения в центральную Украину электроэнергии, выработанной западно-украинскими АЭС. 

В этом направлении проблема антрацитного дефицита решается самыми быстрыми темпами. В начале этого года, была введена в строй линия РАЭС-ПС Киевская. В апреле, "Укрэнерго" ввело в строй линию электропередач ХАЭС-ПС Киевская. Эти выходы электроэнергии АЭС в центральный регион страны стали ключевыми элементами так называемого "Киевского кольца". В ближайшие полгода, под Киевом должно завершится строительство еще одного элемента "кольца", ПС Южная. В июне этого года, был заключен кредитный договор на строительство под Киевом еще одной ПС Западная и двух линий электропередач. 

После запуска всех элементов "кольца", энергия АЭС Западной Украины, кроме Киева, получит выход на распределение в других центральных регионах как минимум 1,5млрд кВт/ч.   Эти области снизят зависимость от работающих на антраците блоков, в первую очередь, Трипольской ТЭС "Центрэнерго", которая теоретически, сможет сбавить запросы на уголь, и получит время на реконструкцию. 

Меры, аналогичные проектам "Киевского кольца", предприняты и в ареале работы других украинских АЭС, ЗАЭС и ЮУАЭС, которые работают на юго-восток страны. Еще до этих мер атомная энергетика Украины с целью компенсации недостачи антрацита для угольных и газо-угольных ТЭС смогла повысить свою долю в общей выработке электроэнергии страны с 48% в 2013г до 55,6% в 2015г. После дополнительного вывода мощностей, этот процент может еще больше увеличится, и это очень близкая перспектива. Например, в начале этого года харьковский "Турбоатом" заключил контракт на повышение продуктивности энергоблоков АЭС до 110% установленной мощности, тогда как загрузка РАЭС и ХАЭС до полного запуска "киевского кольца" пока еще находится в пределах 50-60% мощности.  

С активизацией работы на внутренний рынок газоугольных ТЭС Западной Украины, происходящее ныне увеличение выдачи энергии АЭС вполне способно в достаточно короткие сроки кардинально снизить наблюдающийся в стране дефицит угля антрацитных марок. 

Такие системные решения снизят градус "импортной горячки" на угольном рынке, элементом которой является откровенно политическая полемика вокруг поставок угля в Украину с той стороны линии разграничения огня.

Для Киева в этой полемике есть два позитива, экономический и политический. 

Экономический состоит в том, что в борьбе с антрацитным дефицитом отрасль энергетического строительство взяла невиданные ранее для себя темпы развития. Что касается политики, то добываемый в неконтролируемых районах Донбасса уголь абсолютно не нужен на рынке РФ, где у него масса конкурентов. Поэтому чем больше по ту сторону линии огня привыкнут к ныне восстановленным регулярным отгрузкам угля "на материк", пусть даже эти отгрузки и идут как раньше, через территорию РФ, тем легче Киеву будет вести новые переговоры. 

Преждевременная полная блокада, в политическом смысле, не даст украинским властям ни времени для реформ энергетики, ни статуса единственного конечного потребителя "фронтового угля".      

Related posts