3e1c0254907b0b9f494426e9e3bef14dОбзоры 

Вторая часть интервью с Владимиром Омеляном: «Борисполь» сделал все, чтобы Ryanair ушел


Сегодня, 10:52

Просмотров: …

Министр инфраструктуры считает, что на рынке авиаперевозок должна быть конкуренция 

Развиваем туризм. Как только построили дорогу к Вилково, потянулись туристы и появились отели. Автор фото: Александр Яремчук, «Сегодня»

  • Первая часть интервью здесь: Владимир Омелян: «Перелет в Европу должен стоить 10 — 30 евро»

— Какие же аэропорты нужно развивать сейчас первыми?

— В Украине только два аэропорта имеют нормальные взлетно-посадочные полосы (ВПП). Это Борисполь и Львов. Здесь есть дальнемагистральные полосы, с качественным покрытием, хорошей навигацией. И нам нужно приводить в порядок полосы и в других аэропортах. Есть программы регионального развития 19 аэропортов. Раз эти полосы находятся в собственности государства, должны быть госинвестиции. И это не такие большие деньги.

Каждый аэропорт требует 100—300 млн грн инвестиций. Этого достаточно, чтобы взлетная полоса подходила для среднемагистральных самолетов. Если же мы говорим о ВПП, как в Борисполе и Львове, нужно 1—3 млрд грн. Такую полосу желательно сделать в Одессе и Харькове. Если будут качественные ВПП, а с этого начинаются аэропорты, пойдет развитие авиаперелетов, поскольку можно будет привлекать частные инвестиции для строительства терминалов с питанием, магазинами.

— Если удастся выбить финансирование на строительство новых взлетных полос уже в 2018-м, за какие региональные аэропорты возьметесь сначала?

— Приятно, что городские власти не ждут и сами ищут средства на реализацию этих проектов. У нас остро стоит вопрос аэропорта «Днипро», который в частных руках. Идут судебные перипетии. Здесь собственник свел рынок к монополизации, что привело к отсутствию конкуренции, высоким ценам на перелеты. Что касается Ивано-Франковска, он тоже в частной собственности. По другим аэропортам будет приоритет для Николаева, Херсона, Черновцов, Винницы.

Проблема большинства региональных аэропортов в том, что они строились под военную авиацию — истребители до 20 тонн весом. А современные среднемагистральные авиалайнеры весят до 50—70 тонн. И это совсем другая нагрузка на взлетную полосу.
В общем, сейчас проблема номер один — решить состояние наших ВПП. Остро стоит вопрос и по состоянию аэронавигационного оборудования, потому что речь идет о безопасности полетов. Но все эти задачи мы сможем со временем решить.

— Вы коснулись темы лоу­костеров. Какие компании и новые рейсы могут появиться до конца года?

— Позиция министерства четкая: на рынке авиаперелетов должна быть конкуренция, билеты должны быть доступны. Как это работает во всей Европе, во всем цивилизованном мире. Министерство руководствуется интересами одних людей — пассажиров. С этой целью мы вели длительные переговоры с крупнейшим и самым дешевым перевозчиком Европы — Ryanair.

Да, эта компания занимает жесткие переговорные позиции, но это бизнес по-европейски. Аэропорт Львова успешно провел переговоры и подписал соглашение с Ryanair, более того, директор аэропорта сделала все возможное, чтобы Ryanair полетел из Львова уже в сентябре, а не в ноябре, как планировалось. При этом аэропорт сохранил выгодные условия для себя, предложив авиакомпании средние цены. В данном случае выиграли все: пассажиры, аэропорт и авиакомпания. Это называется просто: если хочешь — все реально.

Но Киев оказался заколдованным местом. Руководство аэропорта «Борисполь» сделало все, чтобы Ryanair ушел: затягивало переговоры, разглашало коммерческие условия, в итоге направило в Дублин такой вариант договора, который Ryanair посчитал невозможным подписать.

Аргументы директора аэропорта однобоки: просчитаны убытки в случае, если МАУ из-за прихода Ryanair потеряет свою долю рынка. Но не просчитаны прибыли аэропорта от увеличения пассажиропотока, в том числе и неавиационные. Не просчитаны потери аэропорта Львова из-за срыва контракта. А как можно измерить имиджевые потери страны в целом? О международных конференциях с призывами «Инвестируйте в Украину» можно забыть. Инвесторы не любят такого отношения к себе, как продемонстрировал «Борисполь».
Премьер-министр Украины заявил, что переговоры с Ryanair нужно возобновить. Я лично надеюсь, что Украина сохранит свое лицо в данной ситуации и что ситуация с Ryanair разрешится успешно. Шанс еще есть. Ryanair должен быть в Украине.

— Что ждет сегмент бюджетных авиаперевозок в случае, если Ryanair все же не зайдет?

— Ryanair, даже не зайдя на рынок Украины, начал оказывать на него положительное влияние. Несколько авиакомпаний разработали спецпредложения, которые предусматривают билеты по доступным ценам. Это произошло потому, что авиакомпании понимают: конкуренция будет серьезная. И это хорошо. Сейчас все игроки будут искать успешную бизнес-модель, поскольку в конкуренции с лоукостерами лучше рассчитывать на небольшую прибыльность, но на высокие обороты, и тогда хорошие заработки обеспечены. А конкуренция неизбежна в любом случае.

С приходом Ryanair многим компаниям пришлось бы пересмотреть свою ценовую политику. И это хорошо, в первую очередь — для пассажира. Мы не настолько богаты, чтобы покупать дорогие билеты. Парадоксально, но европейцы с уровнем дохода 3—5 тыс. евро в месяц путешествуют за 10—30 евро. Украинцы, имея гораздо более скромные доходы, вынуждены покупать билеты на самолет за 200—300 евро. Отчасти поэтому мы практически законсервированы внутри страны, мало путешествуем, видим, сравниваем. Будем путешествовать, привозить в Украину европейский, мировой опыт, мировоззрение, ценности, быстрее изменим страну.

Цены на авиабилеты снизятся так или иначе. Протекционизм, которым сейчас занимается «Борисполь», губителен для аэропорта. Все равно в Украину заходят и будут заходить лоукост-компании, их влияние на рынок неизбежно. Ryanair изменил бы ситуацию кардинально, именно поэтому «Борисполь» сделал все, чтобы его не пустить.

Уверен, если цена билета снизится, то и европейцы к нам полетят. Есть хороший пример. Как только в 2017-м мы сделали дороги в Закарпатье, в Буковель приехалo Lamborghini с британскими номерами.

— А наша туринфраструктура готова к приему европейцев?

— В этом году мы провели совещания с коллегами из Минздрава, Минкультуры, Минобразования и запустили так называемые топ-20. Совместно выбрали топ-20 школ, больниц, туристических памятников. До конца года должны туда сделать дороги, если будет финансирование. И в итоге эти топ-20 плюс смогут увидеть туристы, если прилетят в Киев, а потом доберутся туда на авто. Вот увидите, как только там будут сделаны дороги, предприниматели построят отели и рестораны, будет дан толчок зеленому туризму. Таким примером стало Вилково — наша украинская Венеция. Только там сделали дорогу — и сразу появились туристы, открылись рестораны, а раньше туда добирались в основном на лодках.

— Воспользовались вы или ваши родные безвизом?

— Я безвиз еще не тестировал, потому что у меня служебный биометрический паспорт. А в частных поездках был обычный загран с визой. Но хотим сделать биометрику. И когда попробуем, поделимся впечатлениями. Но те знакомые, кто уже воспользовался безвизом в поездках, счастливы. Как сказал один коллега: когда сели во Франции, украинцы быстро и спокойно прошли паспортный контроль, только одного нардепа обыскивали.

— Какие еврогорода рекомендуете посетить украинцам и почему?

— У меня далекие предки итальянцы — очень люблю Рим. Это город, где можно находиться десятки раз, хотя там был пару раз, но каждый раз там есть что посмотреть и получить массу ярких впечатлений. Очень красива Флоренция, интересна Скандинавия. Главное — путешествовать.

Понимаю, в Украине кризис и немногие могут себе позволить ездить. Но ежедневно вижу очереди за биопаспортами, значит, люди хотят увидеть мир. И действительно, можно полететь на лоукосте, поселиться в хостеле, зато 2—3 дня провести в ЕС. Важно путешествовать и брать с собой детей. Надо понимать, что если украинцы живут в селе без дорог, канализации и электричества, это не значит, что так живет весь мир. Надо видеть, как живет Европа — это позволит менять нашу страну в лучшую сторону.

Related posts