a9feca8350afc69f319d485a0e82664bОбзоры 

Туркменистан не может продать свой газ


Вчера, 23:36

Просмотров: …

Страна оказалась зажатой между соседями, где тоже добывают газ, и конкуренты им не нужны


Туркменистан, после того как побил горшки с Россией, не может продавать огромные запасы голубого топлива в Европу. Страна оказалась зажатой между соседями, где тоже добывают газ, и конкуренты им не нужны. Без газовых денег туркменам грозит кризис. Украина – не против покупать туркменское топливо. Вот только между нами – лежит Россия. Есть ли обходной путь? 

Ашхабад – город белого цвета с легкой позолотой. Его даже вносили в книгу рекордов Гинесса за самое большое количество зданий, облицованных белым мрамором. Денег на роскошь здесь не жалеют и сегодня. сколько конкретно, туркменский госкомстат не сообщает, зато уточняет, что в Ашхабаде проживает 912 тысяч человек. А вот здесь сразу возникает вопрос: а где прячется этот почти миллион граждан? На идеально чистых и ровных улицах практически не видно людей 

Сначала официальные лица вам расскажут, что трудно гулять, когда температура почти плюс 40 – Ашхабад, действительно, один из самых жарких городов мира. Потом объяснят, что утром не видно горожан потому, что все разъехались на работу, а вечером- что они уже с нее вернулись по домам. Версия о том, что ашхабадцев просят не появлятся на улице в дни визита различных делегаций, передается шепотом и совсем не официальными лицами. Все это якобы для того, чтобы уберечь местное население от тлетворных встреч с иностранцами.

Иностранцы в данном случае- участники ашхабадского форума международной энергетической хартии. Гостеприимство принимающей стороны безгранично. Делегатам и журналистам- от порога гостиницы к месту форума – автобусы с кондиционерами.  Интересоваться чем-либо, кроме конференции, настоятельно не рекомендуется.

Недалеко от места газовой встречи всадник на золотом коне. Это памятник аркадагу, в переводе – покровителю нации. Без имени и фамилии. Они и не нужны, когда и так все знают, что у второго президента титул аркадаг. Он пример для подражания. Врач-стоматолог по образованию, Бердымухамедов пишет стихи женщинам к 8 марта, песни о своей маме, книги о лекраственных растениях и ахалтекинских скакунах. Он сам заядлый наездник. В этом году за победу в скачках президенту вручили ключи от внедорожника.

Первый президент, Сапармурат Ниязов, называл себя туркменбаши- отец всех туркмен. Его позолоченная статуя так и стоит в правительственном квартале. Снять монумент можно только на телефон, быстро проходя мимо. Останавливаться запрещено, сразу подходит человек в форме.

Если уходить быстро и переулками, то окажешься в старом городе. Обычные дома, не идеальные дороги. Здесь и проходит жизнь обычных людей, пафосный центр- не для них, а для номенкралутры. Ну, газовых денег на всех никогда не хватало.

Газа в Туркменистане много. Эта огненная яма в двухстах шестидесяти километрах от Ашхабада – лучшее тому подтверждение. В 1971 году в Дарвазе бурили разведочную скважину. Геологи наткнулись на пустоты. В итоге вся буровая вышка, к счастью, без людей, провалилась в яму, заполненную газом. Чтоб не наносить вред окружающей среде газ решили поджечь в расчёте, что он выгорит за неделю. Не выгорел он и за 46 лет.

Когда-то Сапармурат Ниязов определил продавать газ на своих границах, не вкладывая дальше ни в ГТС, ни в другие инфраструктурные проекты. Гурбангулы Бердымухамедов энергополитику предшественника продолжал. Но сегодня Туркменистан оказался в ловушке. Говорить о проблемах здесь не любят.

Глава Госконцерна «Туркменгаз» Мурат Арчаев из разговора не на камеру наызвает только одну точную цифру: во всех структурах концерна работает 34 тысячи человек. 

Во всех выступлениях с официальной трибуны чиновники заявляли: Туркменистан очень заинтересован возобновить поставки газа в Европу. Эксперты сомневаются. Во-первых, на пути туркменского газа по наземным газопроводам стоит не одна страна, у которой свой газ имеется. А во-вторых, за 20 с лишним лет так и не урегулирован статус Каспийского моря, а значит и трубу по его дну никто проложить не может.

Когда-то Газпром выкупал на границе 70 процентов туркменского газа. И Москве, и Ашхабаду было хорошо. Первые перепродавали его третьим странам под видом российского чуть ли не в 10 раз дороже. А вторые сразу получали выручку, не особо волнуясь, куда девать огромные запасы углеводородов. Пару лет назад партнёры рассорились- Ашхабад отказывался продавать Москве дешевый газ. А Газпром отказывался выкупать обещанные 70 процентов. В итоге дело дошло до арбитражного суда. А Европе перестали быть нужны прежние объемы газа.

Но как бы не менялся мировой энергорынок, как бы не перераспределялись потоки, транзит не должен останавливаться. Это один из главных пунктов договора энергохартии. Россия его, кстати, до сих пор так и не ратифицировала, хотя входит в состав этой международной организации. Чтобы Газпром с началом конфликта в Украине не перекрыл вентиль, в энергохартии не спали ночами.

Поводом для встречи в Ашхабаде стала подготовка отдельного транзитного соглашения. Но там столько разногласий между поставщиками, покупателями и транзитерами, что говорить хотя бы о рамочном документе пока еще очень рано. Но хорошо, хоть дошло до открытого обсуждения проблем.

Европе нужна не только украинская транзитная труба, но и украинские хранилища. Они у нас самые большие в ЕС расчитаны на 31 млрд кубометров газа. Варианты хранения своих газовых запасов на зиму в Украине обсуждают Польша, Словакия, Чехия, Венгрия и Турция.

Related posts