Обзоры 

НБУ продолжает «чистку»: сколько банков нужно Украине на самом деле

Практика показывает, что устойчивость банка зависит в большей мере от профессионализма, честности менеджмента и от отношения акционеров к учреждению, поддержки его в сложную минуту, чем от размера капитала

В сентябре прошлого года Всемирный банк заявил, что ожидает консолидации банковского сектора в Украине и снижения количества банков до 100 в 2016 г. «Круглость» целевого показателя говорит о том, что он определен на глазок, методом «экспертного оценивания».

Рассчитать банки наперед

Ответа на вопрос «Какое количество банков является правильным для конкретной страны?» не существует даже теоретически. И на практике банковская система различных стран не позволяет обнаружить какие-либо существенные закономерности.

Если ориентироваться на размер ВВП страны, то в Польше (всего 60 банков) на один банк приходится около $9 млрд, в США (6335) – $2,7 млрд, в Венгрии (140) – $1 млрд. Если смотреть на численность населения, то в той же Польше на 1 млн жителей приходится 1,6 банка, в США – 15 банков, а в Венгрии – 14 банков.

В Украине (120) сейчас 1 банк приходится на 2,8 млн чел., и на 1 банк – $1,1 млрд ВВП ($132 млрд в 2014 г.). Если говорить о перспективе, то на чей опыт нам ориентироваться? Если на польский, то исходя из величины ВВП, нам нужно 15 банков, а если США, то – 49. Если исходить из численности населения, то пример Польши дает нам 69 банков, а США – 645.

Статистика также показывает, что количество банков зависит от площади страны и принципа ее госустройства. Так большое число банков в США и Германии (1800 банков всех видов) определяется во многом именно тем, что это федерации. В этих странах много предприятий малого и среднего бизнеса, которым нужны банки. А американский финансовый рынок – самый развитый в мире. Это значит, что и объем финансовых операций в стране и просто количество транзакций там в разы больше, чем где-то еще.

Кроме того, структура банковской системы страны неизбежно несет на себе отпечаток исторических традиций и национальных особенностей. Так что опыт других стран для Украины может быть только информацией для размышления, но не более того.

Дело не в количестве, а в качестве

О том, что невозможно нормировать численность банков в конкретной стране, разумеется, знают во Всемирном банке. Поэтому когда там определили ориентир «100», то исходили из качества существующих украинских банков, нынешнего размера экономики страны и ее состояния.

Дело не в количестве банков, а в том, что эффективность банковской системы Украины все еще находится на низком уровне, поэтому Нацбанк и говорит, что не просто закрывает банки, а расчищает систему – в первую очередь от недобросовестных игроков, а затем и от «слабаков». Ситуация в экономике кардинально улучшится еще нескоро, поэтому банки, особенно небольшие, будут продолжать испытывать трудности с ликвидностью и выполнением нормативов. Так что работа по сокращению числа банков и их укрупнению проводится, вроде как, в интересах всей страны. Хотя практика показывает, что устойчивость банка зависит в большей мере от профессионализма, честности менеджмента и от отношения акционеров к учреждению, поддержки в сложную минуту, чем от размера капитала.

Форсируя процесс укрупнения банков, НБУ издал постановление №58 от 4.02.2016, которым ускорено приведение минимального капитала банков до уровня, установленного ныне действующим законодательством (не менее 500 млн грн). В частности, теперь работающие банки, уставный капитал которых ниже установленного минимума, обязаны нарастить его до 120 млн грн к 17 июня 2016 г., до 300 млн грн – к 11 января 2017 г. То есть получается, что некоторым банкам нужно будет нарастить капитал за полгода на 180 млн грн! Откуда собственники возьмут эти средства в нынешних экономических условиях? Нацбанк надеется, что те, у кого нет «заначки», пойдут на слияние банков. Но возможен и другой вариант, когда средства для пополнения уставного капитала будут сформированы «с участием» денег, которые будут выведены из самого этого банка, а потом в другой обертке будут возвращены в него же. Если надзор НБУ пропустит такие операции, то докапитализированный таким образом банк вряд ли станет реально прочнее.

Нужны ли стране небольшие банки?

У участников банковского рынка порой складывается впечатление, что регулятор ведет борьбу с малыми банками как с классом. Глава НБУ уверена, что «когда 85 банков представляют из себя только 5% банковской системы, то это ненормально».

С одной стороны, такие банки порой действительно выполняют несвойственную им роль казначейств, касс и организаторов «нестандартных» банковских услуг. Но с другой стороны, в ряде крупных банков нарушений не меньше, и если закрытие малого банка отражается только на его владельцах и нескольких сотнях-тысяче клиентов, то крах крупного банка потрясает всю банковскую систему страны и приводит к социальному напряжению.

Экономическая теория гласит, что любой банк выполняет две функции.

  • Первая – обеспечение платежей между участниками экономиеи. Здесь самые важные факторы — стабильность и эффективность бизнес-процессов. В теории, чем крупнее банк, тем меньше его издержки, стабильнее он работает и большую прибыль получает.
  • Вторая функция – быть мотором экономики, связывая инвесторов и получателей кредитных средств. Здесь банк выполняет роль сборщика и распределителя информации, он оценивает риски и подбирает возможности для инвестирования. Крупному банку легче справиться с этой задачей, так как он консолидирует больше информации. Но мелкие банки способны реагировать быстрее и более гибко. Однако чем меньше банк, тем больше риск его краха в случае неудачных инвестиций.

Но у небольших банков есть и свои преимущества: они находятся ближе к клиенту, там быстрее принимаются решения, они хорошо знают специфику региона и его потребности. К тому же их наличие увеличивает в ряде аспектов уровень конкуренции в банковской сфере, что необходимо для экономического здоровья всей системы.

В вопросе «отсева» банков политики не меньше, чем экономики

И вообще, какая разница – большой или маленький? Есть факты нарушений – значит нужно закрывать. А если регуляторные требования выполняет, закон не нарушает? Так и пусть себе «цветут все цветы».

Риски, связанные с закрытием банков

Не нужно забывать, что в вопросе «отсева» банков политики не меньше, чем экономики. Ведь экономисты утверждают, что макроэкономические эффекты от закрытия малых банков найти невозможно.

При объявлении банка неплатежеспособным, его вкладчики – физлица получат от Фонда гарантирования вкладов возмещение до 200 тыс. грн. На 1.01.2016 г. фондом с начала его работы было выплачено 65,9 млрд грн, а на 1.02.2016 г. – уже 76,9 млрд грн. Таких денег и самого фонда нет, поэтому он привлекает для выплат кредиты, которые берет у НБУ и Минфина.

Тем же, у кого депозиты (вместе в процентами) превышают 200 тыс. грн, а также всем остальным клиентам остается ждать завершения ликвидационных процедур и надеяться на получение остатков от распродажи имущества закрытых банков. На практике потери по многим банкам являются довольно существенными, особенно для бизнеса. А также для госбюджета, который вынужден покрывать расходы ФГВФЛ, т. к. активы ликвидируемых банков зачастую невелики.

Как только банк попадает в зону пристального внимания Нацбанка, у его менеджмента может появляться желание вывести активы. То есть своей борьбой с сомнительными операциями НБУ отчасти провоцирует их нарастание.

Если клиенты банка узнают о повышенном внимании к нему регулятора, то начинают переводить средства в другие банки, что ухудшает финансовое состояние «подозреваемого» и создает проблемы с его ликвидностью. Но даже если нет претензий к конкретному банку, но клиенты знают о идущей кампании давления на малые банки, поэтому часть из них заблаговременно переводит свои деньги в более крупные учреждения, что провоцирует ухудшение финансового положения небольших банков.

Перспективы

Исходя из текущих тенденций и заявлений официальных лиц, можно предположить, что в ближайшее время:

  • продолжится работа по докапитализации всех банков, нуждающихся в этом. 18 февраля Нацбанк утвердил план по первой десятке, и началось диагностирование следующих 20 банков;
  • 20 крупнейших банков уже прошли диагностику качества их активов, 40 пройдут ее в этом году, в 2017 г. НБУ намерен провести стресс-тестирование оставшихся к тому времени небольших банков;
  • весной Нацбанк намерен предложить поправки в законодательство, упрощающие процедуру реорганизации банков и ускоряющие ее сроки до трех месяцев;
  • в 2016 г. НБУ займется перестройкой системы надзора. Предполагается контроль за выполнением нормативов заменить оценкой бизнес-модели банка, а для предотвращения рисков необходимо определять границы рисковых потерь;
  • структура собственности 29 банков до сих пор не приведена в соответствие с требованиями прозрачности. Завершить эту работу банки должны до апреля сего года, в противном случае они могут быть признаны неплатежеспособными (в один их банков на этом основании недавно уже введена временная администрация).

Поскольку заметной подпитки от отечественной экономики в этом году банки не получат, а внешние рынки заимствований для них остаются фактически закрытыми, то к концу года можно ожидать, что платежеспособных банков в Украине действительно, как и хотел Всемирный банк, останется около 100.

Related posts